­

8(985)174-20-63

8(926)154-34-23

8(985)174-20-63
8(926)154-34-23

Когда Лучано Паваротти брал «до» третьей октавы, зал замирал! Начинающие вокалисты-эстрадники, наслушавшись Уитни Хьюстон, Кристины Агилеры и Селин Дион мечтают также свободно петь на верхней границей своего диапазона. Ходят годами по разным педагогам, а воз и ныне там. Так в чем же причина того, что высокие ноты никак не получаются, а если и получаются, то с трудом (голос дрожит, срывается, «дает петуха»)? А причина в огрехах современной педагогической системы.

Многие учителя пения предпочитают правило, как им кажется, «золотой середины», то есть распевают учеников с разговорного регистра, а то и с самого низа, постепенно увеличивая диапазон. Эта система на первый взгляд кажется логичной – от простого к сложному, от низкого к высокому. Но это только на первый взгляд. Минус такой методики в том, что головной резонатор остается практически незадействованным, а голос становится тусклым, глухим.

Нет свободы, чарующей легкости… Да и откуда все это возьмется, если работает лишь один резонатор – тембральный? Петь только на «груди», без включения «головы» - все равно что скакать на одной ноге.

Ведь именно головной регистр отвечает за так называемую «высокую позицию», за «полетность» звука, за остроту и точность интонации. Но многие педагоги упорно отстаивают свое право «тащить грудь наверх», то есть распевать учеников чуть ли не с басовых низов до скромной середины, которую эти горе-учителя считают верхом. Не станем грести под одну гребенку всех без исключения преподавателей, но эта тенденция налицо – достаточно включить радио или телевизор.

Как часто многие известные певцы вместо полноценного исполнения высоких нот переходят на фальцет или доверяют это непростое дело своим бэк-вокалистам!

Конечно, фальцет – это вокальный прием, который может украсить песню, но что уж говорить, многие им злоупотребляют, скрывая свое неумение брать высокие ноты! А все потому, что их когда-то также распевали снизу вверх. Моя же система базируется на старинной итальянской школе – распевать учеников с посильного верха вниз, следя за тем, чтобы ученик пользовался опорой и грудным резонатором, то есть не уходил с тембра.

Поэтому у всех моих учеников есть и свободные верхние ноты, и крепкая «середина» и мощный «низ». И никаких переходных нот, никакой натужности, никаких видимых усилий!

Только певец и педагог должны знать тонкости владения голосом, а слушатель должен восхищаться и говорить: «Поет как дышит».

А.Д. Ривкинд

­